меня. Музыка хвалы вошла и прошла через меня, и я стала одним со звуком. Как будто я сама стала хвалой. Я вспомнила, что в Псалмах Давид сказал: «Но я молитва» (20), - имея в виду, что он был молитвой. То же самое происходило и с хвалой в тронном зале.
Епаггелиас остановился среди танцоров и проговорил:
- Гармония, единство и желание находящихся здесь состоят в том, что они воздают
Отцу должное, постоянно отдавая себя и получая больше Его, когда они прославляют и поклоняются Ему, порождая мелодичную музыку.
- Да, - согласилась я.
Мы смотрели и слушали некоторое время, а затем снова двинулись вперед. Когда мы приближались к трону, я словно начала видеть хвалу. (21) Она была полупрозрачной, почти невидимой, но я могла видеть ее. У нее будто были различные свойства. Некоторые виды хвалы выглядели, как ткань, другие – как частицы. Благодарения были похожи на светящихся в полете птиц.
Очищенная хвала
Ангелы в полете собрали немного хвалы со стеклянного моря и воткали ее в свою, в каждый цвет радуги ( это и было сиянием вокруг Отца) прежде, чем хвала поднялась к Нему. Некоторая часть поклонения опустилась на маленький алтарь, на котором тлели угли. (22) Мне было интересно, почему одна часть пошла в одном направлении, а другая – в ином.
Епаггелиас ответил на невысказанный вопрос:
- Некоторая часть хвалы уже находится в гармонии с небесной хвалой, но другая должна пройти через огонь, - сказал он. (23)
Ангелы Его присутствия
Ангельские существа в одеждах бледно-лилового цвета находились у маленького алтаря. Их ризы были вышиты темно-красным и золотым на рукавах и по кайме. Ангелы были опоясаны золотыми поясами. Ладони их рук были также подцвечены красным. Я чувствовала, что это были ангелы Его присутствия. (24) Они заботились о том, что восходило к Отцу. Они деликатно обращались с тем. что принадлежит Ему, так же, как и пастух поддерживает и помогает новорожденному ягненку. Вплетенное ли в ангельскую гармонию вместе со всеми цветами сияния или, подобно голубю возношения, принесенное на угли маленького алтаря – все, все восходило к Нему. (25) Ничего не было унесено, либо украдено.
Переплетение
Я уже больше знала о приятном аромате, окружающем престол и о переплетении звука, цвета и запаха. (26- 27) Они не могут быть переплетены на земле так, как здесь, на небесах. Снизу мы не можем испытывать их одновременно, но сверху кажется, что у них есть одинаковые свойства. Здесь это похоже на то, как воду выливают в воду. Воду, имеющую одни и те же свойства, можно смешать. Также дело обстоит со звуком, светом и ароматом. Кажется странным видеть звук, слышать цвет и осязать запах. Однако на небесах все это кажется естественным и правильным, и даже очевидным.
Семь великих огней
Перед троном горели семь ярких огромных языков пламени, семь факелов. (28)
Епаггелиас сказал:
- Это проявления Духа Святого. Они постоянно горят перед троном. Он открывает Себя здесь (наверху) и на земле. Агнец олицетворяет их, а Дух их черпает от Него. Из всех сотворнных небесных духов серафим, горящий в святости, более всех похож на эти светильники Духа. (29) Они горят сверху, а светильники горят перед престолом.
Серафим
Я посмотрела вверх, чтобы увидеть небесных существ, парящих прямо над самым большим скоплением света, исходящего от трона. Каждый серафим имел по шесть крыльев. Время от времени я могла увидеть их лицо или движения их крыльев. Они горели подобно колеблющемуся пламени факела. От них исходила самая сладкая и красивая музыка, какую я когда-либо слышала.
Двадцать четыре старца
В середине мощного белого света на площадке с троном стояли двадцать четыре очень высоких существа с венцами на головах. (30) На каждом из них была цепь с золотым медальоном. Их волосы были белыми и полны света. Я просто чувствовала их древность, мудрость и большую власть.
Епаггелиас повел меня на свободную площадку ближе к престолу.
Четыре животных
Внутри более мощного света я увидела четырех животных. (31) Каждое из них было белее белого цвета – настолько они были полны света. У каждого было по шесть крыльев. Одно было похоже на тельца, другое как лев, третье как орел и четвертое выглядело человеком. Их головы и ноги, лапы, копыта, когти были золотыми. Они были исполненными очей, внушающими страх и очень красивы.
Животное, стоявшее в свете и выглядевшее как человек, было в прозрачном одеянии воротником, поднимающимся высоко от шеи к ушам. Воротник был словно сделан из белого кружева с вплетенной золотой нитью. Золотая кокетка и передняя отделка завершали оформление мантии. Через тонкую ткань его одеяния просвечивало тело, покрытое глазами. Под крыльями всех животных были руки.
Когда спасенные падали на колени во время танца, четверо животных склонялись перед Царем. (32) В их руках были золотые чаши, которые они приносили перед престолом. (33)
Епаггелиас заговорил со мной:
- Они представляют собой четыре великих части живого творения. (34) Слово говорит, что все должно славить Его. (35) Они являются остатком творения, исполняющего это Слово. То, что они делают, относится ко всему, созданному Богом.
- Почему их головы золотые? – шепнула я.
- Золото показывает их место перед троном среди всего представленного творения, - ответил он. – Это драгоценный металл на земле и представляет Христа здесь, поэтому их цвет отражает то, что является драгоценным: поклонение Богу. Бог общается с остатком. Эти четверо – тот самый остаток. Перед престолом, Всемогущий Бог, Славный Отец, прославляется и находится в поклонении Своего творения. Белое представляет собой невинность всего, что Он привнес в начале. Это напоминает Ему, что все, что Он сотворил, было сотворено чистым и безгрешным с самого начала.
Завершение приношения хвалы
Приношение искупленными поклонения и благодарности подходило к концу. Как один, спасенные выступили вперед, обнимая друг друга за талию. Они опустились перед престолом на правое колено, склонившись в поклоне. Двадцать четыре старца и четыре животных склонились, произнося «аминь» в конце танца. (36)
Мириады ангелов, прославляющих Его в высоте внутри застывшего сияния, замерли. Они выглядели как тысячи и тысячи ярусов органных труб, простирающихся вдаль, насколько я могла видеть.
Бог заговорил в наступившей тишине.
Примечания
1. Павел говорит о «третьем небе», названном Неемией «небеса небес», о месте, где располагается Божий престол, месте Его пребывания (2 Кор. 12:2; Неем. 9:6; Пс. 10:4; 2 Пар. 6:33).
2. Пол тронного зала выглядит подобно «стеклянному морю», чистому словно хрусталь (Отк. 4:6; 1:22, 26; Исх. 24:10). Ангелы и спасенные могут стоять или передвигаться по этому замечательному творению Отцовского света (Отк. 15:2).
3. Библия объединяет спасенных на небе и земле, воедино с ангелами для хвалы и славословий Богу (Пс. 149:3; Пс. 150:4). Специально отделенная группа танцующих в определенной манере людей была частью поклонения Богу в древнем Израиле (Исх. 15:20 – 21) и в первые столетия существования христианской церкви. В четвертом столетииепископ Кесарии писал: «Может ли на земле быть что-либо более благословенное, чем имитировать танцующих в кругу ангелов?» Танец куранта образовался в шестнадцатом столетиикак живой народный танец с быстрыми бегущими шагами. Пение для Господа всегда было главной частью хвалы на земле и на небе (Пс. 46:6; Отк. 14:3). Библейские псалмы были написаны для пения (Пс. 46:6; Еф. 5:19).
4. Павел говорит, что его дух способен молиться или петь под воздействием Святого Духа изнутри (1 Кор. 14:14 – 15). Тот же Святой Дух, способный говорить через верующих на земле (1 Кор. 12:3, 7, 11) способен также в одно и то же время дать множеству людей одну и ту же песню или одно и тоже движение танца на небесах (Отк. 14:1, 3). Это становится возможным благодаря тому, что единство Святого Духа (1 Кор. 12:13; Рим. 8:14) и их духа (1 Кор. 6:17) чисто и беспрепятственно, так что Дух свободно проистекает ко всем. Пример этому есть в Откровении 5:13, когда «всякое создание, находящееся на небе» произносило одни и те же слова хвалы Богу.
5. Еппагелиас по-гречески значит «обетования».
6. Воинства небесные способны видеть нас на земле и радоваться о каждом спасенном грешнике (Лук. 15:7; Евр. 12:1; Отк. 18:20; 19:1 – 2).
7. Из трех ежегодных праздников, установленных Богом для всех еврейских мужчин: праздник опресноков; праздник жатвы (первые плоды) и праздник собирания плодов (Исх. 23:14 – 17) – лишь последний был достаточным для исполнения во Христе. Известный также праздник кущей в Левите 24:34, праздник полного сбора урожая отмечался каждый год при закрытии сезона земледелия, когда окончательный урожай был заготовлен перед зимой (Лев. 23:39). Он стал самым важным и радостным праздником из всех трех в присутствии Господа (Исх. 34:23; Втор. 16:13 – 15). Заключительная страда с учетом празднования будет иметь место, когда произойдет наиполнейшее излияние Святого Духа, известное как «дождь поздний» (Иоил. 2:23, 28 – 29). Тогда
Далее
Стр.: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ...23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Строка:

Библиотека
Апологетика
Опера Мини
Конструктор сервисных страниц
Главная
Банеры