настаивал Уповающий. — Ты очень расстроился и можешь наделать еще больше глупостей.

Тут к их радости послышался громкий голос: "Обрати сердце твое к истинному пути, пути, по которому ты ходил прежде. Вернись к нему".

К этому времени вода поднялась уже так высоко, что возвращаться стало опасно. Я подумал тогда: "Как легко покинуть истинный путь и как трудно вернуться назад". Мужественно пустились они в обратный путь, но было настолько темно и вода стояла столь высоко, что несколько раз жизнь их висела на волоске. Найти тропинку этой ночью им так и не удалось. Наконец они нашли сухое место и решили дождаться рассвета. Вконец измученные, они моментально заснули.

Неподалеку от этого места, где они устроились на ночлег, стоял замок, называемый замком Сомнения, и владельцем его был великан по имени Отчаяние. Ничего не подозревая, они заснули в его владениях. Рано утром, выйдя из замка, великан пошел прогуляться по своим угодьям и заметил Христианина и Уповающего, крепко спящих на его земле. Сердитым голосом он их разбудил и спросил, откуда они и как оказались в его владениях. Проснувшись и со сна еще не поняв, кто перед ними стоит, они дрожащим голосом ответили:

— Мы пилигримы и этой страшной ночью заблудились.

— Так как вы, — прогремел великан, — виновны в том, что топтали мою землю и валялись на ней, идите теперь за мной!

Чувствуя себя в какой-то степени виноватыми, они не нашли в себе силы оказать великану даже малейшее сопротивление. Великан бросил их в темницу своего замка, где была нечистота и стоял нестерпимый смрад. Там пробыли они четыре дня, не получив ни капли воды и ни куска хлеба. За все это время никто не пришел осведомиться о них, ни разу не увидели они солнце и голубое небо. Положение было катастрофическое: без друзей и знакомых, без малейшей надежды на освобождение. Христианин более печалился, чем его товарищ: он сознавал, что горе это случилось по его вине, и горько упрекал себя за это.

У великана Отчаяние была жена по имени Недоверие. Вечером, когда они легли спать, он рассказал ей про двух пилигримов, дерзнувших устроиться на ночлег в его владениях и брошенных за это в темницу. Он спросил ее совета, что с ними делать далее. Жена дала ему "мудрый совет" — рано утром отправиться к ним и избить их.

Поутру она принесла ему вырезанную из дикой яблони дубину, с которой он и явился к узникам. В великом гневе кинулся он на них и со страшной силой стал избивать их тяжелой дубиной. После первых же ударов пилигримы потеряли сознание и остались лежать на полу. Удовлетворив свои садистские чувства, он запер за собой дверь. Весь остаток дня провели они в стенаниях и причитаниях.

Следующей ночью великан Отчаяние и его жена Недоверие вновь заговорили о пилигримах. Жена была очень удивлена, что они еще живы, и посоветовала ему внушить пилигримам мысль о самоубийстве.

Наутро он снова отправился к несчастным и, найдя их ослабевшими от ран и страданий, стал советовать им самим покончить с собой, уверив их в том, что живыми они отсюда никогда уже не выйдут. Средство они вольны избрать любое — нож, петлю или яд. Пилигримы, набравшись смелости, стали просить великана отпустить их. Это еще больше разозлило Отчаяние, и он, рыча, как лев, с новой силой накинулся на страдальцев. Сил и гнева в нем было много, и он непременно убил бы их, если б не случился с ним припадок (какие бывали с ним в очень ясные солнечные дни) — руки свело судорогой.

Он вышел, оставив их одних со своими мыслями. Бедные пленные стали советоваться, как им быть дальше. Может быть, им и в самом деле послушаться совета великана и покончить с собой?

— Брат, что же нам делать? — спросил Христианин. — Мы в таких условиях долго не выдержим. Не лучше ли умереть, чем так жить? Даже могила кажется мне теплее этой темницы! Так не послушаться ли нам совета великана?

— Наше положение, конечно, ужасное, — ответил его спутник, — и для меня смерть гораздо привлекательнее подобной жизни. Но давай обсудим... Владыка страны, в которую мы направляемся, заповедал: Не убивай! Мы не имеем никакого права лишать других жизни, тем более не вправе следовать совету великана. Тот, кто убивает другого, убивает только тело, но кто себя убивает, тот губит и душу свою. Ты, брат, толкуешь о покое, который тебя ждет в гробу, но разве ты забыл ад, в который попадут убийцы? "Никакой человекоубийца не имеет жизни вечной", — сказано нам. Кроме того, не вся власть дана великану Отчаяние. Насколько я понял, многим, которые, как и мы, попали к нему в темницу, удалось бежать. Кто знает, быть может, Бог, сотворивший вселенную, пошлет на злодея погибель, или он однажды забудет запереть нас, или с ним еще раз случится припадок и он потеряет всякую силу. И если это на самом деле еще раз случится, я соберусь с духом и вырвусь отсюда. Странно, что это мне не пришло в голову в прошлый раз! Давай, брат, потерпим еще немного и не будем больше помышлять о само— убийстве. Верю, придет время, и мы получим свободу.

Такими словами Уповающий утешал своего товарища, и еще один день провели они в темноте, голоде и страданиях.

К вечеру великан снова пришел к ним в темницу, чтоб узнать, последовали ли пленные его совету. Он нашел их едва живыми. От голода, жажды и полученных ран, которые гноились и страшно болели, они передвигались с большим трудом. То, что пленники еще живы, так разъярило его, что он, весь изменившись в лице, закричал:

— Теперь пеняйте на себя! Лучше бы вам не родиться на белый свет!

С ужасом в глазах внимали пилигримы словам Отчаяния, Христианин даже потерял сознание. Придя в себя, он снова стал думать о том, что не следует ли им все-таки послушаться совета великана. Уповающий вновь принялся успокаивать товарища:

— Брат мой милый, каким ты был прежде отважным! Сам Аполлион не смог победить тебя, ты не устрашился того, что видел и слышал в долине Смертной Тени. Через какие только страдания и ужасы ты не прошел, и вот теперь... Неужто не осталось в тебе ничего, кроме страха? Ведь и я
Далее
Стр.: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ...22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Строка:

Главная
Банеры