князя. Присягнув по всем правилам, Суеверие приступил к делу:

— Милостивые государи! Мы с этим человеком не родственники, практически мало знакомы, и я вовсе не желаю знакомиться с ним ближе. Но я твердо убежден в том, что для нашего города его убеждения опаснее чумы. На днях мы с ним разговорились, и он не побоялся заявить, что наша религия — ничто и что такая вера нас спасти не может. Из этого можно сделать вывод, что мы поклоняемся не истинному Богу, а ложному, живем в грехе и потому будем прокляты навеки. Вот все, что я могу о нем свидетельствовать.

Вызвали третьего свидетеля — Угодничество. После присяги были заслушаны его показания.

— Уважаемые господа! Я этого человека знаю очень давно, и мне не раз приходилось слышать его крамольные речи. Он пренебрежительно отзывался о всеми нами любимом Веельзевуле и его благородных друзьях: лорде Ветхий Человек, лорде Плотские Наслаждения, лорде Расточительство, лорде Тщеславие, лорде Разврат и о почтенном сэре Скупость. Он даже имел наглость утверждать следующее: если бы жители нашего города придерживались его веры, всем этим благородным и почтенным господам пришлось бы покинуть город. Дерзость его поистине не знает границ! Этот негодяй обозвал ваше сиятельство безбожным мерзавцем, сдобрив свою речь нецензурными словами. Поток грязи вылил он на весь наш высший свет.

Когда Угодничество закончил свою речь, судья обратился к подсудимому:

— Ты, отступник, еретик, предатель! Слышал ли ты, что эти честные люди свидетельствуют против тебя?

— Разрешите мне сказать несколько слов в свою защиту! — обратился Верный к судье.

— Ничтожество! Ты не достоин жить! — в страшном гневе закричал судья. — Ты заслуживаешь смерти! Однако для того, чтобы вся публика могла оценить мое великодушие, я разрешаю тебе говорить.

— Во-первых, — начал Верный, — что касается обвинения Зависти. Если какое-либо правило, какой-нибудь закон, обычай или даже сам образ жизни не признает Слова Божьего, то вера этого народа не имеет ничего общего с христианством. Если я не прав, убедите меня в этом, и я готов отказаться от своих слов. Во — вторых, в ответ на обвинение Суеверия скажу, что для истинного поклонения Богу необходима вера в Него. Вера без откровения свыше существовать не может. Какие бы формы поклонение Богу не принимало, оно не может быть истинным, если оно не определяется Божьей волей. Такое поклонение неугодно Богу и не введет нас в вечную жизнь... И последнее. Хочу при всех повторить мысль, которую я высказал Угодничеству. И владетельный князь этого города, и весь двор его более достойны ада, чем жизни в этом городе. Да будет ныне милость Господня на мне!

Тогда судья обратился к присяжным заседателям, присутствующим в зале.

— Господа, присяжные заседатели! — начал он. — Перед вами сидит человек, позволивший себе нарушить спокойное течение жизни нашего города. Вы слышали показания почтенных свидетелей, а также ответ самого подсудимого. В вашей власти теперь казнить его или помиловать. Я считаю своим долгом вначале ознакомить вас вкратце с историей нашего уголовного кодекса. Во времена фараона Великого, слуги нашего владетельного князя, был издан закон, гласящий, что в случае, если люди иного вероисповедания начинали сильно размножаться, всех новорожденных мальчиков следовало топить в воде. Во дни царя Навуходоносора, тоже служителя нашего князя, был также издан закон: каждый, кто отказывался поклоняться золотому истукану, должен был быть брошен в раскаленную печь. То же самое было и во дни царя Дария: кто осмеливался призывать иного Бога, кроме него, считавшего себя Богом, должен был быть брошен в ров со львами. Мятежник, сидящий перед вами, преступил эти законы не только в мыслях, что уже достаточно для вынесения строгого приговора, но даже на деле. Закон, принятый фараоном, имел своей целью профилактику преступления. Если мы обратимся к двум другим законам, нам станет ясно, что мы имеем дело с человеком, оклеветавшим нашу религию, за что он заслуживает смертной казни.

Присяжные заседатели удалились на совещание. Вот имена их:

Слепой, Нестоящий, Злобный, Интриган, Беспринципный, Опрометчивый, Враждебный, Надменный, Лгун, Беспощадный, Светоненавистник и Неумолимый. Каждый из них высказал свое мнение. В итоге они решили признать его виновным.

Слепой, председательствующий на совещании, высказал свое мнение первым:

— Ясно как день, что этот человек — еретик!

— Смести его, эдакую дрянь, с лица земли! — сказал Нестоящий.

— Правильно, мне даже внешний вид его противен! — подтвердил Злобный.

— Я ненавижу таких людей, как он! — таково было мнение Интригана.

— Я полностью согласен с тобой, он вечно придирался к моим "принципам", — поддержал его Беспринципный.

— На виселицу его! На виселицу! — тщательно взвесив все за и против, решил Опрометчивый.

— Ничтожество! — в сердцах воскликнул Надменный.

— Все мое существо восстает против него! — крикнул Враждебный.

— Он бродяга! — смог наконец-то высказаться Лгун.

— Для него и виселицы мало! — сухо, даже с оттенком удовлетворения, сказал Жестокий.

— Глаза мои не видели бы его! — подпрыгивая на месте от нетерпения, высказался Светоненавистник.

— Ни за какие сокровища в мире я не смог бы примириться с взглядами этого человека. Он заслуживает смерти! — закончил горячие дебаты Неумолимый.

Единогласно было решено предать его самой ужасной смерти.

Тщательно был продуман план действий, чтобы ни на йоту не отступить от буквы уголовного кодекса своего города. Вначале его бичевали, затем жестоко били, кололи пиками и наконец забросали камнями. Тело несчастного порубили мечами и сожгли на костре. Так закончил свою жизнь на этой грешной земле Верный.

...Но я заметил, что за толпой ротозеев стояла никем не видимая огненная колесница, запряженная парой чудных коней. Лишь только пилигрим испустил дух, как невидимые руки отнесли его в колесницу, и кони увезли его под чудесные звуки ангельских труб к Небесному Граду.

Христианину Богом была уготована иная
Далее
Стр.: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ...17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 ...29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Строка:

Главная
Банеры