Заново окидывая взглядом эти свидетельства из иудейского истолкования Ветхого Завета, которые мы рассмотрели, мы убе-ждаемся, что древняя синагога и более древние и менее по¬страдавшие от цензуры исходные тексты говорят о такой же мес-сианской надежде, которую мы находим в Новом Завете. С науч-ной точки зрения мы можем лишь изучать, верно ли Новый Завет отражает образ мыслей, свойственный тому времени. Если верно, то мы можем полагаться на него. Иногда критик пытает¬ся очертя голову прорваться в теологический храм, сокрушая все на своем пути. Однако когда он убеждается в истинности Нового Завета, в нем происходят изменения. Так, например, было с епископом Вулвича Джоном А.Т.Робинсоном, который хотел быть «честным по отношению к Богу». По мере того как он бес¬пристрастно изу-чал метод мышления Нового Завета, он склонял¬ся примерно к той же шкале датирования Евангелий, которая принята в «иеру-салимской школе» (о чем мы будем говорить в книге, посвящен-ной Новому Завету). Установление ранней даты написания Еван-гелий означало для него, согласно газетам, что он должен был отказаться от своих прежних негативных утверждений, хотя его по-прежнему вспоминали как enfant terrible, так как эта фаза его исследований породила больше сен¬саций.
Главным объектом нашего изучения было цитирование рав-винистических истолкований, связанных с корнями и основами нашей веры. На иврите есть ходячая поговорка: «Если мы цити¬руем мудрецов bе-Shem отrо, “во имя их”, мы несем спасение миру». Мартин Бубер в свое время говорил мне в споре, что его «единственный критерий — это ухо», и мы оставляем уху чита¬телей возможность решать, имеют ли вопросы, которые мы здесь представили, отношение к вести, которую несет Новый Завет, или нет. Таким образом, читателю самому решать, был ли прав Клаузнер, отрицая веру в личность Мессии и утверждая, что 53-я глава Исаии должна рассматриваться только как картина стра-дающего народа Израиля.
Окидывая взором наше представление, мы видим «надысто-рические» черты Мессии в свете Ветхого Завета и раввинистиче-ской интерпретации. Хотя иудаизм на официальном уровне пыта-ется избежать обсуждения вопроса о Мессии, эти источники со-держат все истолкования, на которых основывает свою Христо-логию Новый Завет. Раввинистическая мессианская интерпрета-ция, в своих древнейших аспектах, основывается на описаниях Сотворения и грехопадения, и она обещает, что од¬нажды про-изойдет «возрождение», во время которого хромота человеческо-го греха будет исцелена. Происхождение, рождение, качества, служение Мессии, Его небесное положение (как Божьего посред-ника), теология Логоса, Его искупительная работа и воскресение, победившее смерть — все это нашло отраже¬ние в этих источни-ках. Мы можем даже пролить свет на Вечерю Господню, которая рассматривается как «мессианская трапеза» и которой мы будем однажды наслаждаться в вечности. И даже доктрина о Троице не является «изобретением Церкви».
Многое в иудейских мессианских ожиданиях появляется по-парно. Это хорошо согласуется с духом Библии, поскольку Ио-сиф имел два видения и Бог дал Своему народу две скрижали с Законом. Во-первых, мы находим параллель между личностью Мессии и израильским народом в его мессианском призыве. Мы прочитали в молитвенной книге упоминание о «двух днях Мес¬сии». Рабби «ставят в один ряд» Мессию, Сына Давидова, и Мес-сию, Сына Иосифова, — Ефрема, с которым часто ассоции¬руется ветхозаветная картина страдающего Слуги Господня. Ру¬кописи Мертвого моря различают «Мессию Аарона и Израиля». Рабби — особенно в связи с Захарией 3:8 и 4:14 — различают священ-нические и царские функции Мессии. Моисей и Аарон также де-лали такое разграничение, хотя Моисей был основате¬лем образа пророческого мессианства. Первый и второй Моисей, первый и последний Спаситель — все это снова подчеркивает упомянутую двойственность. Точно так же Илия и Мессия часто появляются вместе. Хотя, говоря обобщенно, иудейские месси¬анские ожида-ния по самой своей сущности являются «политическими, нацио-нальными и всемирными». Слова Иису¬са, адресованные Пила-ту, что Его царство «не от мира сего», представляют другую по-зицию. Иисус стойко и последовательно отдает Себя искупитель-ному служению после победы над искуси¬телем в самом начале Своего земного служения.
Многие мессианские пророчества едва ли содержали мессиан¬ский мотив на ранних стадиях. Нередко в пророческих книгах можно найти историческую тему для мессианских фрагментов — тему, за которой со временем как бы «закрепилась» мессиан¬ская надежда. В этом смысле и сказано, что пророки исследова¬ли, «на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Хри-стов...» Было бы ошибкой, если бы мы начали выдвигать наши собственные условия и сужать различные аспекты мессианской надежды. Иисус Сам избегал пустых размышлений о Своем цар-ственном положении и времени Второго пришествия. Фактиче-ски, изучение мессианской типологии и понятийного мира Биб-лии как таковое учит нас понимать новозаветный образ мышле-ния. И тот факт, что мы можем найти в Таргумах и Мидрашах очень ранние истолкования, поддерживающие ново¬заветное по-нимание, помогает нам более доверительно прислу¬шиваться к словам Евангелий.
Возможно, некоторые читатели смущены тем, что мы рас¬сматривали КОРНИ христианской веры с позиции иудейского понятийного мира. Причина этого заключается в том, что я вы¬нужден был, как портной, выкроить ветхозаветную и новоза¬ветную часть этого исследования для людей, читающих на иври¬те. Первое издание этой книги было подвергнуто тщательному редактированию, без которого было
Далее
Стр.: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ...78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
Строка:

Библиотека
Апологетика
Опера Мини
Конструктор сервисных страниц
Главная
Банеры